YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 "Философия и политика". Выпуск 10 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 10. Истина, правда и правильность в построении политических доктрин.

Философия и политика

Скачать в мр3 (12 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

Текстовая версия

Здравствуйте, уважаемые товарищи! Продолжаем нашу беседу о связи познания и политики. Нам предстоит довольно сложная тема – выяснение критерия истины. Определение, что такое истина, в первом приближении, по Платону, мы с вами рассмотрели. Главная, конечно, проблема познания – это отличие истины от заблуждения. Вначале я ещё раз коснусь самого процесса познания, потому что в прошлый раз я это только затронул, но основные моменты ещё не сказал. Если, согласно диалектико-материалистическим воззрениям, процесс познания есть процесс отражения, высшая форма отражения, известная нам на сегодняшний день, то, как происходит процесс отражения, как его раскрыть в деталях, в такой высшей форме – форме познания и сознания. С позиции диалектического материализма, процесс отражения основывается и имеет своим фундаментом, безусловно, процесс взаимодействия. Там, где нет взаимодействия, нет ничего, нет и отражения. Когда мы говорим об отражении как процессе познания, или, точнее, о процессе познания, как процессе отражения, взаимодействие идёт между субъектом и объектом познавательного процесса. В качестве субъекта выступает человек. Я упомянул в прошлый раз, что это далеко не отдельно взятый человек, а, любопытным образом, на это указывал Маркс, человек как представитель данного общества, в котором он сегодня живёт, в котором он получил предварительные сведения о мире, о людях, о взаимодействиях общества и людей. Именно этот конкретный момент, я имею в виду, конкретная фаза развития общества на данный момент времени определят характер процесса познания, потому что всегда мы опираемся на предшествующее, познанное не нами, познанное до нас. Величайший учёный мира, и я, по-моему, уже цитировал это, но не грех будет повторить - Исаак Ньютон, когда отмечал своё сорокалетие, на хвалебные относительно себя речи, что он такой великий, проникший в суть природных явлений, ответил: тут меня представляют каким-то гигантом, я не гигант, я карлик, который удачно вскарабкался на плечи гигантов и потому видел чуть-чуть дальше их, этих гигантов. Под гигантами он имел в виду своих предшественников в познании. Действительно, процесс познания происходит именно так, какой бы выдающийся учёный не занимается процессом познания, он всегда необходимо опирается на всё предшествующее знание, уже полученное человечеством. Но тут надо как раз проверить: это знание достаточно достоверно, оно истинно, может быть, это сплошное заблуждение. Если мы предполагаем, что процесс познания – это процесс отражения, этот процесс, таким образом, связан и с субъектом, который представляет общество на данном этапе его развития, в том числе и на данном этапе познания. Понятно, что учёные представляют вершину айсберга и развития и познания, общества на данный момент. Потому что, как говорил ещё Гераклит, большинство слабее ума. Поэтому большинство, отнюдь не может претендовать, что они в данном обществе высший уровень и процессов развития общества и познания. Мы всё время это наблюдаем. Поэтому познание истины – удел, конечно, научных сообществ, но они, тем не менее, представляют общество на данном этапе его развития.

От чего ещё зависит процесс познания? Что такое объект познания? Вроде бы тоже ясно, объект познания – это окружающая природа, но только ли? Объектом познания может быть не только объективная, но и субъективная реальность, в частности, когда вот сейчас мы занимаемся анализом и рассмотрением процесса познания, то ясно, что мы занимаемся изучением далеко не только объективной реальности. Потому что, раз это отражение, то само это отражение есть отражение объективного в субъективной форме, в форме понятий, суждений и умозаключений. Это всё субъективные формы объективного бытия. Если мы соглашаемся с материалистическим тезисом, ещё раз повторяю, что познание – это отражение. Если мы познаём познание, следовательно, объектом познания является не объективная, а субъективная реальность, вторая производная, далее может быть, третья: познание процесса познания. Уже возникает ясность по поводу такой сложности – объект познания. Кроме того, надо учесть и то обстоятельство, которое нельзя абсолютизировать, что процесс познания, конечно, определяется некоторыми индивидуальными характеристиками и особенностями познающего субъекта. В связи с этим я упомянул Платона с его идеей о том, что познание – это припоминание бессмертной души о том времени, когда эта душа была в мире вечных сущностей, вечных идей, и сама душа представляет собой вечную идею, вечную сущность, временно пребывающую в каком-то человеческом теле. Если мы так будем представлять, то душа всякого человека, нечто отделённое от конкретного индивида, существующая до и после жизни этого человека. Вот эта концепция, отделённой от тела души, которую сегодня даже пытаются взвешивать – такой интересный физический подход к духовному, взвешивание. В частности, в экспериментах, по договорённости, умирающего человека укладывают на точные весы, и, когда он испустил дух, то вес его становится меньше на несколько миллиграмм. Я об этом вёл беседу в открытом эфире по каналу «100», и пытался сказать доктору технических наук, который пытался в этом убедить, что это вот и есть вес души. Я сказал, что готов тоже стать объектом эксперимента, если я лягу на какие-то весы и просто глубоко выдохну, но не испущу ещё дух, то в совокупности я буду весить на этих точных весах на несколько миллиграммов меньше. Поэтому, душа ли тут измеряется? Может быть, просто воздух, с каким-то молекулами включённых элементов.Это вот такое некоторое замечание. Теперь дальше, если была бы такая душа, которая вселялась бы в какое-то человеческое тело, то тогда, безусловно, от телесного соматического состояния, знания души никак бы не зависели. Мы с вами знаем, что слепоглухонемые от рождения, без специального воспитания не становятся людьми, у них нет ни сознания, ни понятий, ни суждений. У них не хватает главного, на что опирается сознание уже в высшей форме логического мышления – чувственного восприятия. Оно не совсем отсутствует, но нет главных информационных каналов – зрения и слуха. За счёт того, что у них есть тактильные ощущения, возможно в них сформировать человека. Очень ярким примерами того, что соматическое очень определяет духовное или душевное – являются примеры всевозможных генетических сбоев.Вы знаете, сейчас это стало достаточно частым явлением, синдром Дауна, когда в ядре клетки лишняя хромосома. Этих детей называют детьми одной матери, они внешне очень похожи и, собственно говоря, сходны и в интеллектуальном развитии. Дауны достигают в своём развитии уровня среднестатистического пятилетнего ребёнка, кое-чему их можно научить. К сожалению, учёных из Даунов сделать нельзя, генетически не хватает возможностей. Даже здоровый, нормальный человек, может быть, уже учёный, что-то соматически теряет, скажем, йода не хватает ему в организме, в этом случае постепенно утрачивается память и дальше идёт разрушение интеллекта, вот этой духовной составляющей, которая куда-то исчезает вместе с йодом. Это говорит о том, что такие вещи, как биохимическая реакция является основой процесса отражения, как процесса познания и сознание вместе с тем. Теперь мы можем с вами после этих предварительных замечаний, к которым я, извините - забыл, прибавить ещё одно соображение, что сознание – это феномен социальный, а не индивидуальный. Ещё один примерМаугли, таких случаев было много – они и сейчас встречаются. Это люди, которые попали с детства на воспитание к волкам, одного мальчика даже газели воспитали – они людьми так и не становятся. То есть нужен социум, нужно взаимодействие в обществе с «малых ногтей». И чем дальше это взаимодействие оттягивается, тем меньше шансов вообще стать человеком для этого вполне соматически здорового существа. Вот два фактора: генетический и социальный, вместе, а не только порознь.

И теперь по поводу истины. К сожалению, очень часто мы слышим, даже в выступлениях выдающихся политических деятелей непонимание этого вопроса. Я тут недавно слушал патриарха всея Руси – Кирилла, он смешивает такие понятия как истина, правда и, даже, правильность, но он не философ по образованию, а религиозный деятель – ему можно. Это, к сожалению, встречается постоянно. По этому поводу можно лекции читать, но я ограничусь некоторыми уточнениями. Истина имеем своим антиподом заблуждение, не ложь, а заблуждение. А вот правда имеет своим антиподом ложь. Таким образом, правда и ложь – категории не гносеологические, не познавательные, они морально-нравственные категории. Когда человек говорит ложь? Когда что-то он считает истинным, но говорит диаметрально противоположное тому, что считает истинным. Это не значит, что то, что он считает истинным – действительно истинно. Поэтому можно лгать и говорить истину. Вот такие удивительные вещи. Кроме того, нельзя сопоставлять и отождествлять, даже, истину и правильность. Правильность – это требование логичности мышления. Без правильности не может быть истинности, но правильность и истинность – это разные вещи. Правильность – это соответствие правилам, в данном случае правилам построения и организации нашего мышления. Но не критерий истинности.

В следующем выпуске, уважаемые товарищи, мы подробнее поговорим о критериях истинности и как эти критерии связаны с политическими доктринами, как это не покажется странным. Спасибо за внимание.

Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

Перейти к перечню выпусков >>


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 2026

 Программы

 Радио КТВ


 Погода