YouTube   VKontakte   Facebook   Twitter   Google+   Instagram

Periscope   Livejournal   Ok   Blogspot   Pinterest   Написать письмо

 "Философия и политика". Выпуск 6 RSS News

АВТОРСКИЕ ПРОГРАММЫ > Философия и политика

Выпуск 6. Необходимость и случайность в общественном развитии.

Философия и политика

Скачать в мр3 (18 Мб) >>

Перейти к перечню выпусков >>

Текстовая версия

 Уважаемые товарищи! Продолжаем наш разговор об общественном развитии. Общественное развитие имеет разные причины с точки зрения различных идеологий, но оно имеет ещё и свой характер. Эта проблема, а именно вопрос о характере общественного развития очень дискуссионный до сих пор, не менее дискуссионный, чем вопрос о причинах. Я бы хотел раскрыть связь необходимого и случайного в этом самом общественном развитии. Потому что, если мы вслед за некоторыми идеологами, которых я назову, скажем, что общественное развитие абсолютно случайно, то нам дальше и не о чем говорить. Тогда нельзя говорить о каких-то причинах общественного развития, нельзя говорить об условиях общественного развития, о каких-то закономерностях общественного развития – всё случайно. Но заметьте, метафизические противоположности, крайности сходятся. Если мы заявим вслед за другими философами и политиками, что общественное развитие абсолютно необходимо, то мы получим тот же социальный результат, нам дальше не о чем говорить. Если мы приняли абсолютную необходимость общественного развития, то человеку с его сознанием нечего делать не только в природе, но и в обществе. Всё фатально предопределено, ничто не может быть иным, чем есть и чем будет. Мы можем сколько угодно беседовать, ожесточённо спорить, сталкиваться в кулачном бою на каких-то митингах, но общественное развитие пойдёт по тому пути, которым ему предначертано, наверное, свыше, потому что такого рода абсолютизация необходимости предполагает некий фатум, некий рок, некое сверхъестественное, идеальное начало. Это приближает нас к необходимости идеального Всевышнего, хотя, как говорят у нас богословы:«пути господни неисповедимы». Поэтому в рамках не философии, а теологии мы не можем говорить о том, необходим или случаен путь нашего развития, если всё предопределено Богом, заметьте. Такая внешняя необходимость не всегда может быть связана с фатализмом. Отсюда у нас на Руси была такая поговорка: «На Бога надейся, но сам не плошай». Значит, от собственных действий тоже что-то зависит. Если всё абсолютно необходимо или абсолютно случайно, то человек не имеет никакой ответственности не только за собственные деяния, но и за собственные мысли. Всё либо абсолютно случайно – я случайно это сделал; либо абсолютно необходимо – я не мог сделать иначе. Вот такие метафизические крайности сходятся в рассмотрении характера общественного развития.

Проблема эта старая и начиналась она давно, в античном мире. Две с половиной тысячи лет тому назад, философ, кстати, совершенный материалист во взглядах на природу и на общество – Демокрит, первым, наверное, из известных нам мыслителей заявил, что всё подчинено абсолютной необходимости. А случайность люди вымыслили для того чтобы прикрывать этим словом собственную нерассудительность. Не знают истинных причин и говорят: «Случайно это произошло». А на самом деле всё произошло и будет происходить по абсолютной необходимости. Критикуя это позицию, Аристотель заявлял, что если всё происходит по абсолютной необходимости, то людям совершенно не приходится рассуждать, спорить о своих поступках для того чтобы осуществить выбор: если мы поступим так – то будет одно, если мы поступим иначе, то будет нечто другое. Здесь Аристотель первым из известных нам авторов выступил против абсолютизации необходимости. Аристотель первым предложил и вариант связи случайности и необходимости, он первым из известных нам теоретиков заявил, что случайность, по существу, форма бытия необходимости. На поверхности происходит нечто случайно. В частности, Аристотель рассмотрел пример столкновения греческого флота с персидским, такое столкновение произошло случайно, и случайно персы победили, а могли и не победить. А почему они победили, а потому что ветер им сопутствовал, а мог бы и не сопутствовать. Но это на поверхности явления. А на самом деле, если мы рассмотрим уже более длительный промежуток времени, говорил Аристотель, то мы увидим, что это событие в большей или меньшей степени можно предвидеть. В виду того что соответствующие оснащённость греческого и персидского флотов, изменение ветра в определённое время суток или определённый месяц – это всё более менее поддаётся какому-то подсчёту.

Аристотель не очень убедил последователей. Большинство мыслителей и нового и новейшего времени склонялись к тому, чтобы вслед за Демокритом абсолютизировать необходимость, в том числе и необходимость общественного развития. В середине 19 столетия, исторически совсем недавно, появляется концепция Артура Шопенгауэра – объективного идеалиста, который объявляет, что мир, в том числе человеческое общество, подчинены некой сверхъестественной воле мировой. Эта мировая воля проникает всюду и везде, в каждую вещь, в каждого человека. Она определяет движение и изменение каждой вещи, каждого процесса. Но она, мировая воля, слепа, бездумна, не имеет никакой цели, поэтому действует спонтанно, то есть непредсказуемо даже для самой себя, поэтому всё что происходит – всё абсолютно случайно. Вы готовитесь получить прибавку к жалованию – нет, случайность какая-то, мировой кризис, привели к тому, что прибавку к жалованию не получит никто, кроме социальной элиты. Случайно случился кризис, но, вспомним Демокрита: термин случайно часто используется для оправдания собственной нерассудительности, непониманию закономерности.

Наиболее остро проблему связи случайности и необходимости из новейших мыслителей поставил небезызвестный в некоторых кругах философ и логик, методолог науки 20-ого столетия Карл Поппер. Карл Поппер особенно остро раскрывает проблему связи необходимого и случайного в двухтомной работе ещё 1945 года: «Открытое общество и его враги». Я не буду, конечно, пересказывать эти два тома, а расскажу в чём основной смысл. Что такое открытое общество? Открытое общество, скажем государство, это такое общество, которое открыто всем направлениям развития, всем возможным. Оно может в любой момент повернуть налево, направо, может быть, даже назад или двигаться вперёд. Правда, надо определить, что такое двигаться вперёд и что такое пятиться назад для конкретного общества, для этого нужен отдельный критерий. А вот враги открытого общества, начиная с Платона, утверждают, что общество развивается закономерно. И сам Поппер трактует эту закономерность так, что общество в своём развитии не может сдвинуться ни на йоту от этого предписанного сверху откуда-то, из мира идей, магистрального пути развития, оно вынуждено идти по этому пути. Здесь, правда, Поппер несколько абсолютизирует позицию, даже Платона, который не был уж таким метафизиком, чтобы утверждать, что история общества или государства фатально предопределена.

Посмотрим остальных врагов открытого общества. Следующим врагом открытого общества Поппер называет Гегеля. Почему Гегеля? Потому что Гегель, кстати, объективный идеалист, как и Платон, предполагал, что всё, что существует - есть абсолютная идея. Абсолютная идея проходит три этапа своего развития. Абсолютная идея в себе и для себя; абсолютная идея становится природой, развивается природа – появляется человек; и вот человеческое общество, сознание человека – это третий, высший этап развития абсолютной идеи. Таким образом, магистральный путь развития всего в мире, в том числе и общества, заложен уже на первом этапе абсолютной идеи, когда она претерпевает ещё период развития на уровне чистых категорий. Значит, есть закономерность общественного развития. Поппер тут начинает сразу возражать.

Конечно, главный враг открытого общества, наверное, вы уже догадались, это Карл Маркс, который не только постулировал, с точки зрения Поппера, закономерности общественного развития, но он попытался как-то этот постулат воплотить в жизнь, то есть создал «Союз коммунистов» и начал действительную, а не теоретическую борьбу за продвижение к этому обществу. И вот что пишет Поппер в работе «Нищета историцизма», которая написана несколько позже, чем «Открытое общество и его враги» и которая является почти кратким очерком первой, двухтомной работы, пишет:

«Моей главной целью была критика Марксового "материалистического понимания истории" — попытки предсказать, что социализм (или коммунизм) неизбежно наступит в результате надвигающейся социальной революции. Но я также намеревался дать критику всей сферы исторических пророчеств — любых предсказаний будущего, основанных на материалистическом, идеалистическом или любом другом модном мировоззрении, — и вне зависимости от того, что за будущее нам предсказывают — социалистическое, коммунистическое, капиталистическое, черное, белое или жёлтое». К. Поппер, «Нищета историцизма», М. 1993 г. Из Предисловия к русскому изданию.

«Оранжевое» только не назвал Поппер. Вот какой пафос во введении, это он постулирует, а дальше приводит аргументы. Какие же он приводит аргументы против врагов открытого общества. Открытое общество случайно в своём развитии, никаких закономерностей в общественном развитии нет и быть не может. А почему? Напомню, что Поппер ещё логик и методолог науки, и аргументация его чисто логическая. Но, как говорят: «на всякого мудреца довольно простоты», логик Поппер делает логическую ошибку. В чём же она? Итак, Поппер стремиться доказать, что развитие общества в каждый момент случайно, то есть общество может повернуть совсем в другую сторону. Как он это доказывает? А он доказывает это следующим образом. С точки зрения Поппера, причиной развития общества является развитие науки, то есть конкретно какое-то научное открытие. Научное открытие перевооружает производство, на основе научного открытия появляется новая техника, технология производства. Резко повышается производительность труда, техническая революция приводит, в известном смысле, если не к социальной революции, то, во всяком случае, к социальному прогрессу. Это он тоже постулирует и не доказывает. Дальше он пишет: если это так, то посмотрим - научное открытие это что-то необходимое? Нет. Если бы научное открытие было бы необходимо и закономерно, то его можно было бы предсказать. А что такое предсказать научное открытие? Это сделать научное открытие до научного открытия. Надо указать: что будет открыто, к чему это приведёт в науке, какой будет пересмотр научного мировоззрения в целом и так далее. Это логический парадокс, предсказать научное открытие нельзя. И тут Поппер торжествует – он доказал, что научное открытие случайно. Почему? Потому что оно не предсказуемо. Великий логик Поппер перепутал. Что он перепутал? Объективное развитие и субъективную возможность предсказания. Мы что-то в нашей жизни, в природе не можем предсказать не потому что это событие не закономерно, а потому что мы не знаем этой закономерности. То есть, субъективная непредсказуемость опирается на субъективное неведение. Вот тут Поппер впадает сам с собой в противоречие и этого не замечает. Дальше у него всё логично: научное открытие случайно, научное открытие толкает вперёд общество, всякий новый шаг по пути социального прогресса случаен, следовательно, общество развивается случайно. Всё легко и просто, кроме одного – он так и не доказал, что научное открытие случайно. Это отдельный разговор: какова преемственность между научными открытиями, но легко показать, что научное открытие закономерно даже внутри развития отдельной науки, то есть всякое открытие опирается на предшествующее развитие науки, а что всё это вместе – научное познание – опирается на производство, это уже тоже доказано Марксом и Энгельсом. Энгельс по этому поводу писал, что потребности производства, техники толкают науку вперёд гораздо больше, чем открытие десятка университетов. То есть вот она бытийная основа развития науки, вот они и основания закономерности развития научного познания.

Поппер странным и противоречивым образом признаёт закономерности природы, иначе какое научное открытие может быть. Открыть мы можем только закономерное. Всякое открытие есть открытие какой-то закономерности. Незакономерное открыть невозможно. Так вот, с точки зрения Поппера, природа обладает закономерностью – поэтому возможны научные открытия, а общество не обладает закономерностью. Удивительная вещь! А почему? А потому что общество стимулируется научным открытием. А что открывается? Природная закономерность. Вот видите: какое логическое противоречие.

Не прибегая к рассмотрению фактов развития науки, можно доказать, что ничего незакономерного ни в природе, ни в обществе не существует и не может существовать. Можно доказать это чисто логическим путём, почти таким же, каким шёл Поппер, но с некоторыми более объективными основаниями и постулатами. Итак, используем старый, идущий от Аристотеля, приём доказательства от противного. Представим себе, что что-то незакономерно. Скажем так, наша индивидуальная жизнь не закономерна. Что это означает? Закономерное – это повторяющееся, устойчивое в развитии. Незакономерное – это изменчивое, не повторяющееся в развитии. Если абсолютизировать последнее, не закономерное, то, что получится? Если я развиваюсь не закономерно и существую не закономерно, то мой предшествующий этап развития, скажем вчера, и сегодняшний никак не совпадают. Это означает, что я уже не я. Во мне уже ничего не осталось, что называлось Огородниковым Владимиром Петровичем вчера. Если это так – то значит это не закономерно. Но это не так. Изменчивость сопровождает нас всю жизнь, достаточно вспомнить трагикомические ситуации, а я участвовал в таких ситуациях на встречах старых школьных друзей, когда встречаются спустя тридцать, а ещё больше этот эффект выявляется через сорок лет после окончания школы – люди друг друга просто не узнают, они настолько изменились. Но если это уже другие люди, то, что они сюда пришли делать? Это те же самые люди. То есть устойчивость и изменчивость диалектически связаны, а Поппер разорвал эту связь и абсолютизировал изменчивость. Поэтому у него и получился логический парадокс, на котором он пытается построить всю свою систему доказательств, всю свою критику попыток предсказать, что социализм или коммунизм неизбежно наступит. Неизбежности никто не постулирует из диалектиков, мы не знаем, что ожидает человечество в ближайшем даже будущем. Космические катаклизмы преследуют не только далёкие галактики, но и нашу Солнечную систему. И наша Солнечная система внутри галактики не единственна. Это не значит, что я встал на позицию кликушествующих особ, которые предрекают очередной конец света, но это вполне реальный вариант. Абсолютно неизбежного в мире тоже ничего нет. Абсолютно неизбежное – это и есть фатальная необходимость.

Таким образом, мы видим, что Поппер, абсолютизировав случайность, оторвав её от необходимости, пришёл к субъективно идеалистической концепции развития общества. Абсолютизация случайности всегда ведёт к субъективно идеалистической концепции развития общества, в то время как абсолютизация необходимости приводит к той или иной форме объективно идеалистической концепции развития общества. Потому что за необходимостью фатальной стоит Бог, рок, мировая воля, как у Шопенгауэра, правда у него случайность получается в итоге, но есть такая концепция информационной матрицы и так далее, о чём мы с Вами говорили.

Спасибо за внимание.

Автор - Владимир Огородников.
Набор текста - Валерий Изотов

При перепечатке просьба указывать ссылку на первоисточник. Спасибо!

 


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Теги: Владимир Огородников


Просмотров: 2419

 Программы

 Радио КТВ


 Погода